Когда в тебе звучит поэзия. Анатолий Лившиц

Анатолий ЛившицЯ имел огромную неосторожность появиться на этой Земле 16 апреля 1959 года, и я вспоминаю свой первый крик – «А-А! !! », выражавший настоятельный протест и огромное недовольство по поводу моего входа в мир, в котором я категорически не хотел появляться. Рос я достаточно избалованным и капризным, и если мне что-то претило, я об этом старался не воспринимать и делать так, чтобы это никогда не попадалось мне на глаза. Ранние годы прошли безоблачно в беззаботной атмосфере дружбы со сверстниками и играх в кампании в карты и шахматы, которые для разнообразия часто сменялись футболом.

Стихи я начал писать с шестнадцати лет. Вообще-то, нельзя утверждать, что я их начал слагать, потому что они начали появляться в моей голове сами. Неожиданно, когда я, глядя в одну точку, ни о чём не размышлял и ничего не вспоминал, в голове оформлялись стихотворные строки и начинали вертеться, как заводные игрушки. Они от меня не отставали и не давали покоя до того времени, пока по просьбе или даже порой по приказу навязчивого голоса, диктовавшего мне их, не оказывались в блокноте или тетради. Откуда появлялся этот голос и зачем он диктовал эти строки, я не знал, и мне не было никакого желания ни до того, ни до другого, но я исполнял его просьбу или приказ, словно его ученик, потому что знал, что голос от меня не отстанет, если я не буду ему следовать. Конечно, первые стихотворные эксперименты были весьма далеки от идеала (четыре года ушло только на то, чтобы овладеть размером), но процесс сочинения продолжался, и стихи с каждым днем становились всё лучше. В конце концов, они достигли той формы, которая с точки зрения литературоведов, считается профессиональной и является эталоном высшего мастерства. Конечно, я не оставлял попытки их опубликовать, но они были безуспешными из-за отсутствия знакомых в литературных кругах.

Когда не писались стихи, писалась проза. По большей части это были очерки, в которые входили мои образные взгляды о жизни и мире, искусстве и любви. Их также мне диктовал тот же самый голос, диктующий сейчас мою биографию. Когда в 1999-м году Бог, внезапно вмешавшись в мою неудачно складывающуюся жизнь, неожиданным образом подвел меня к Иисусу Христу, я с внезапным прозрением понял, что тихий голос, диктовавший мне поэтические строки и прозаические опусы, которые к огромной радости до сих пор продолжают звучать во мне, принадлежит Иисусу. На это может указать евангельский стих «Любящие меня слышат голос мой». Его шорох, подобный веянью легкого ветра, так чудесен, что я готов слушать его всегда, но, к сожалению, мой слабый разум, весь день задающий вопросы и всё подвергающий сомнениям, мешает постоянному желанию осуществиться. Тем не менее, я верю в то, что однажды Иисус войдёт в своего ученика своим духом полностью и переживаемое мной дивное состояние, описанное в лучших сверхъестественных стихах, которое ни разум, ни даже воображение выдумать не в состоянии, не бросит меня уже никогда. Когда это произойдёт, не знает никто, но я верю, что очень скоро, поскольку история провинившегося перед Богом грешного человечества, как говорит мне голос, идет к финишу и её последний период подходит к концу.

Добавить комментарий