Закрытые сады Северной столицы

Закрытые сады Северной столицы»Фонтанка» прошлась по центру и попыталась подсчитать, сколько в историческом Петербурге садов и парков, недоступных взору простых горожан.

Одуряющий запах сирени доносится из-за решетки. Или аромат жасмина. Или цветущих лип. Нет, это не ваши липы и не ваша сирень, проходите мимо. Вход закрыт. Прохода нет. Не ваше дело почему, это закрытая территория. Проходите, проходите, гражданочка, нечего тут стоять.
Лето наконец пришло, хотя в мае в это слабо верилось, и петербуржцы имеют некоторый шанс насладиться природой и теплом в Северной столице. Сады и парки полны туристами, отдыхающими, детьми; в Михайловском фестивалят, в Летнем расхаживают с ошалевшими лицами туристы, преимущественно китайские, как в последнее время повелось; на Марсовом митингуют. Но есть в Петербурге сады, куда простым горожанам вход закрыт. Вы не пройдете по этим вычищенным или, наоборот, заросшим аллеям, не послушаете птиц, не посидите в тенечке, не укачаете младенца, не вдохнете свежий летний воздух. Заборы. Решетки. Калитки. Охранные будки. Режимный доступ. Все это часть повседневной жизни, почти уже не замечаемая. «Фонтанка» прошлась по летнему Петербургу и попыталась хотя бы в центре подсчитать сады, скверы, парки, тенистые зеленые места, куда в последние годы не ступала нога обычного петербуржца.
Суворовское училище. Буйная сирень из-за решетки пахнет на всю Садовую улицу. За решеткой почему-то висит ржавая сетка-рабица. За никогда не открывающимися воротами — ухоженные аллейки, по которым ездит одинокий газонокосильщик, клумбы, цветы. Изредка садик пересекает человек в форме. У закрытых ворот стоят две пустые полосатые будки. Войти сюда можно лишь избранным и только в День открытых дверей, объясняют охранники (проходная находится в соседнем здании — наверное, так удобнее).

Садовая, 26, Суворовское училище (Воронцовский дворец)Фото: Михаил Огнев
Это земли Минобороны, говорят военные; в дальнейшем оказывается, что в центре города еще несколько закрытых парков, разросшихся на территориях, принадлежащих ведомству. Улица Смольного, 2, — огромный запущенный парк вокруг старинного здания полностью перекрыт облупившимися решетками со всех сторон. «Здесь войсковая часть, – строго замечает корреспонденту «Фонтанки» юный курсант, показавшийся в дверях. – Вход только по пропускам и магнитным картам». Полуразрушенная ограда тянется далеко, местами сменяясь деревянным заборчиком, придающим пейзажу почти сельскую атмосферу. В глубине виднеются руины еще одного здания из красного кирпича, и еще заборы, и еще…

Ул. Смольного, 2, войсковая часть
Если выйти отсюда на Неву и пойти в сторону моста Петра Великого, то вы снова наткнетесь на закрытый парк. После открытой зеленой территории возле Смольного собора начинается высокая массивная решетка. Помпезный вход – массивные чугунные ворота, выходящие на Неву, — никогда не открывается. Что интересно, в глубине парка виднеется работающая садовая техника, а аллеи выглядят весьма ухоженными.

Смольный проезд, 1, парк за Смольным
Опять земли Минобороны. У Витебского вокзала шумит липами и ясенями большой закрытый сад у здания клиники термических поражений ВМА на Загородном проспекте, 47. Все, что доступно взору простого горожанина, — это забор, бюро пропусков 49-го военного городка – и высокие зеленые кроны в глубине заросшего квартала, далеко, насколько хватает глаз.

Загородный пр., 47, Военно-медицинская Академия
Война – это война, но напротив, на Загородном, 54, — здание Центробанка. С некоторых пор небольшой скверик перед ним также огорожен решеточкой. В рабочие дни пройти внутрь можно через калитку с Рузовской улицы, а в выходные все перекрыто.

Загородный, 54, ЦентробанкФото: Михаил Огнев
Суворовский проспект, 63, большой квартал военного госпиталя. На проспект из-за облупившейся, когда-то покрашенной зеленой краской решетки выглядывают старые липы и ясени из большого, заброшенного, прямоугольного в плане сада, совершенного заросшего, без аллей и дорожек. Зеленые проржавленные воротца, кажется, не открывались вообще никогда и выглядят как вход в мир иной. Что они охраняют, непонятно, так как выходов из здания в сад тоже не наблюдается.

Суворовский пр., 63, клиника ВМА
Чуть дальше — Суворовский, 32, Николаевская академия Генерального штаба, занимающая огромный зеленый участок, кончающийся где-то у Парадного квартала. За всегда закрытыми резными воротами — облупившаяся (и пустая, да) полосатая будка. Другие ворота, угловые, вросли в землю. За привычными решетками и сетками — раскидистые шумящие кроны и пустое, ничем и никем не оживленное зеленое пространство.

Суворовский, 32, Николаевская академия Генерального штаба
Идем ближе к Невскому: Садовая, 21, здание Ассигнационного банка, где теперь располагается ФИНЭК. Ворота в большой, прохладный и совершенно пустой сад перед зданием в классическом стиле тоже не открываются никогда. В глубине через решетку видны пара рабочих в синей униформе, которые завтракают, сидя на траве. Глядя на них с шумной и жаркой Садовой, невольно завидуешь такой трапезе. Заметно, что за садом не особенно ухаживают — аллеи наполовину заросли мхом. В приемной ректора ФИНЭКа рассказали, что сад закрыт уже лет 15, но вопросу о том, почему сад закрыт, очень удивились и посоветовали задать его «в письменном виде».

Садовая, 21, здание Ассигнационного банка
Невский проспект, 39, – парк возле Аничкова дворца, отгороженный от Невского и площади Островского старинной решеткой, ворота которой, как уже догадывается читатель, не открываются. Войти в огромный тенистый сад со старыми липами и ухоженными клумбами можно лишь через маленькую калитку, которую не всякий горожанин, а тем более турист заметит. Жители центра знают этот вход; иногда в парке можно увидеть прогуливающихся или бегунов, а кроме того, сюда заходят дети из Дворца творчества юных и Аничкова лицея, выходящего в парк окнами. И все же большую часть времени парк совершенно пуст — зимой и летом. «Тут детское учреждение. Зачем нам люди, тут не проходной двор, – строго всматриваясь в интересующегося посетителя, говорит служащая с синим шлангом в руках. – А так чтоб на все четыре стороны, это нам такое не надо».

Невский пр., 39к, парк Аничкова дворца
Университет, главное здание Двенадцати коллегий. Красивейший сквер со старыми кленами тянется вдоль всего здания со стороны Менделеевской линии. В руководстве вуза не нашлись, что ответить на вопрос о том, почему парк пуст и со всех сторон закрыт решеткой. «Мы на такие вопросы не отвечаем», – заявляет пресс-секретарь ректора Кропачева. В пресс-службе вуза также требуют письменного запроса. В интонациях слышится неподдельное удивление: а что в этом такого? Разве бывает иначе?
скриншот с сайта maps.yandex.ru
Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Михайловский замок. В восьмидесятые годы автор этих строк сиживала на круглой лестнице у фасада, который выходит на Мойку, и рисовала летние пейзажи, как и десятки других учениц художественных школ города. Сейчас проход сюда закрыт наглухо серой решеткой с обеих сторон замка. Ближе к набережной за решеткой стоит серая будка охраны. «Осуществляется видеонаблюдение. Внутриобъектовый пропускной режим», – гласит надпись. В пресс-службе Русского музея, в ведении которого находится замок, также не знают ответов на вопрос «почему закрыто» и просят письменный запрос.

Садовая, 2, парк вокруг Инженерного замка
Набережная Мойки, 48, дворец князя Разумовского — а точнее, целый квартал, который ныне занимает РГПУ имени Герцена. Несколько лет назад проход через этот квартал, полный зелени, старых деревьев и тени, был наглухо перекрыт со всех сторон — и со стороны Казанской площади, и со стороны Мойки. Удобный и приятный глазу горожан, альтернативный шумному Невскому проход дворами с Мойки на Казанскую оказался закрыт. Резные ворота сада, выходящие на Мойку, заперты, кажется, уже сто лет. А со стороны Казанской оборудовали целый проходной контрольный пункт, с вертушками и охраной. И еще один — дальше по набережной Мойки. Теперь, чтобы пройти на территорию университета, просто погулять и отдохнуть в зеленой тиши, нужно с паспортом заказывать разовый пропуск. «Такие времена», – вздыхает охранник на пропускном пункте.

Мойка, 48, дворец Разумовского РГПУ им. Герцена
В пресс-службе вуза объясняют эти меры заботой о безопасности студентов. Однако при этом заявляют, что территория «не является закрытой», а просто «охраняемой». Правда, в дальнейшей беседе выясняется: чтобы прийти отдохнуть на территории РГПУ, нужно заранее заказать разовый пропуск — например, позвонив в музей университета — и в нем указать цель визита – осмотр достопримечательностей. И только затем прийти с паспортом. Открытые кампусы американских университетов, где автор этих строк не раз беспрепятственно гулял, РГПУ не указ. «Там свои меры охраны, у нас свои», – поясняют в петербургском вузе.
А совсем рядом, как известно горожанам, находится сквер перед Казанским собором, который уже несколько лет закрыт со стороны Невского проспекта. Войти туда можно только со стороны собора. «Какой-то колхоз», – морщатся туристы, натыкаясь на серый забор.
Городские храмы в центре, как выяснилось, ведут разную политику в отношении открытости и закрытости. Скажем, в большой парк возле Никольского собора можно попасть беспрепятственно. А вот садик возле Троицкого собора с некоторых пор тоже наполовину огорожен и закрыт. Войти можно лишь в сам собор, с двух сторон, но погулять вокруг него нельзя. Рядом толчется Троицкий рынок; напротив главного входа в храм — еще один основательный желтый кирпичный забор, за которым колышутся высокие дикие зеленые заросли, по виду похожие на тополя и липы. На черных воротах надпись — морг. Рядом патологоанатомическое бюро. Это квартал психоневрологического диспансера № 7; проход туда, естественно, тоже перекрыт.

Измайловский пр., 7а, сад вокруг Троицкого собораФото: Михаил Огнев
Церковь св. Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы на Моховой, 48, тоже не особенно жалует посетителей уютного садика, разбитого вокруг храма. Точнее, не жалует их совсем. Мало того, что садик загорожен со стороны улицы Белинского; с Моховой туда тоже попасть нельзя, а попытка найти вожделенный вход привела к большим деревянным воротам в глубине двора. Толкнув их и попытавшись зайти, корреспондент и фотограф «Фонтанки» столкнулись с суровым мужчиной, судя по акценту, уроженцем Кавказа: «Куда вы? Не видите, все закрыто! Какой сад? Тут храм, церковь! Кто не разрешает? Хозяева!» И без дальнейших околичностей любопытствующие журналисты были выпровожены вон.

Моховая ул., 48, Церковь св. Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы
Таврический дворец, где сейчас находится Межпарламентская ассамблея СНГ. Со стороны Шпалерной на озелененную территорию перед входом зайти можно, обойдя шлагбаум. А позади дворца четверть Таврического сада занимает строго охраняемая ФСО территория. Решетки тянутся вплоть до безымянного пруда с южной стороны. Еще в 2015 году СМИ писали, что ФСО нарушает Водный кодекс, отказываясь убирать ограду со стороны пруда. Земельный участок был сформирован в 2005 году. «Запретная зона. Проход и проезд запрещен», – гласят желтые таблички за решеткой.

Шпалерная, 47, Таврический дворец
Скверик на Конюшенной площади, напротив Михайловского сада. Милейшее тенистое место на обрывистом берегу Мойки огорожено решеткой. Проход есть, но только в будни, потому что особняк на наб. канала Грибоедова, 2, занимает вуз — Высшая школа народных искусств.

Сквер Высшей школы народных искусств на Конюшенной площади
Интересно, что не так давно еще один вуз — Университет имени Лесгафта на набережной Мойки, 106, — отгородился от жителей Петербурга чугунной оградой. Как раз напротив арки Новой Голландии. Пройти в зеленый сквер во дворе учебного заведения теперь тоже нельзя; да и вообще неизвестно, как попасть на территорию вуза, потому что с другой стороны квартала, там, где игровые поля, территория также отгорожена – вплоть от открытой зоны входа в Концертный зал Мариинского театра.

Набережная Мойки, 106, НГУ им. Лесгафта (Дворец вел. кн. Александра Михайловича)
Недалеко в тени высоких деревьев прячется Дом музыки – набережная Мойки, 122, дворец великого князя Алексея Александровича, любимый проект виолончелиста Ролдугина. Пройти внутрь можно, но только без фотоаппарата; в глубине двора натянута лента, преграждающая путь, и попытка пролезть под ней, чтобы пройти дальше, кончается окриком охранника: «Сюда нельзя! Служебная зона! Фотографировать нельзя!» Рядом во дворе — огороженное еще одним забором здание детского сада, на вид кажущееся совершенно мертвым — но с обязательной выцветшей табличкой «Проход закрыт».

Набережная Мойки, 122, Дом музыки (дворец Великого князя Алексея Александровича)
Здесь же недалеко – Факультет свободных искусств и наук на набережной Адмиралтейского канала, 31. В красивейшем саду бывшего дворца Бобринских смеются и болтают студенты, человек двадцать. И приветливо отвечают: «Да, вам сюда нельзя. Здесь только для студентов сад». То же самое подтверждают и в приемной декана: «Здесь учебное заведение. Ну, иногда сюда можно пройти с экскурсиями…»

Набережная Адмиралтейского канала, 31, Факультет свободных искусств и наук (Дворец Бобринских)
И все это — только начало списка, причем списка, включающего только городской центр. Маленький уютный скверик на набережной Фонтанки, 144: по выходным здесь не отдохнуть, потому что дирекция Гознака, огородившая зеленую зону, в субботу и воскресенье закрыта.
Наб. р. Фонтанки, 144, дирекция Гознакскриншот с сайта maps.yandex.ru
Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Садик у Адмиралтейства, рядом со школой № 225, тоже по выходным закрытый. 

Адмиралтейская наб., 4, садик при школе №225Фото: Михаил Огнев
И наконец, сквер около домика Петра на Петровской набережной, резные ворота в который закрыты со стороны Невы. «Денег не дают уже два года на реставрацию, вот мы и закрыли — иначе развалилось бы», – рассказала «Фонтанке» сотрудница музея. Бронзовый царь в тени сквера задумчиво глядит на Неву, прохода на которую – нет…

Сквер около домика Петра на Петровской набережной
Елена Зеликова, «Фонтанка.ру»

 http://www.fontanka.ru/2017/06/20/058/?feed

Добавить комментарий